Статьи по rss Крымский ТелеграфЪ в Twitter Крымский ТелеграфЪ в google+ Крымский ТелеграфЪ в Вконтакте Крымский ТелеграфЪ в Facebook
Популярное за месяц
Мнение
Логин Пароль

Старикам здесь место

Эксперт рассказывает, зачем России нужны врачи-гериатры

В России за ближайшие три года планируют подготовить около 3,5 тысячи гериатров — врачей, специализирующихся на оказании помощи пожилым людям. Зачем нужны такие специалисты, кто этим направлением занимался до настоящего времени и чем наши старики отличаются от иностранных, еженедельник «Крымский ТелеграфЪ» поговорил с главным внештатным специалистом Минздрава Крыма по паллиативной помощи, заведующей отделением No 1 Симферопольского центра паллиативной медицинской помощи Ириной Лахиной.

«Это не инновация»

— Ирина Васильевна, почему в России сейчас решили уделить внимание именно этому направлению? Что это вообще за врачи такие — гериатры?

— На самом деле этот вопрос сейчас поднимается во всём мире. Дело в том, что Всемирная организация здравоохранения пересмотрела возрастной ценз. Он немного сместился назад — на пять-семь лет. Теперь пожилыми считаются люди от 60 до 75 лет, 75–90 лет — это старческий возраст, а после 90 они уже становятся долгожителями.

— И для чего это нужно?

— Просто сейчас старость наступает быстрее. По каким-то причинам люди теперь стали стареть быстрее. Так называемые старческие заболевания прогрессируют уже в молодом возрасте. Таким образом, этой проблемой занялся весь мир.

— А с чем связано это преждевременное старение?

— Вот именно для того, чтобы чётко сказать, по каким причинам это происходит, и нужна эта специальность. Гериатрия сейчас стала более активно развиваться. Но не нужно думать, что это какая-то инновация. Такая специальность была ещё в Советском Союзе, но по ряду причин она ушла в небытие. Однако в 2016 году в РФ был принят порядок оказания медицинской помощи населению по профилю «гериатрия».

— Я правильно понимаю, что после развала СССР медицинские вузы не выпускали врачей-гериатров?

— Именно. Новую специальность будут постепенно вводить в вузы. Интересно, что ещё в 1999 году в России был приказ № 297 «О совершенствовании организации медицинской помощи гражданам пожилого и старческого возраста», но только с прошлого года этим направлением решили заняться более активно. Хотя в основном речь идёт, конечно, о Москве и Московской области. Если мы возьмём другие регионы, то там всё будет немного по-другому.

— Если больше двадцати лет в стране не готовили врачей-гериатров, то кто занимался этими вопросами?

(Собеседница отрицательно качает головой)

— Никто не занимался?

— Все врачи этим занимались, терапевты. А отдельной специализации не было.

— Вы говорите, что процессы старения стали начинаться раньше. А в каком возрасте? В тридцать лет? Сорок?

— Если раньше нас учили, что деформирующий остеоартроз бывает у глубоких стариков, то сейчас это заболевание мы видим и в 30, и даже в 25 лет!

— Интересно, что в августе как раз были новости о том, что в России впервые средняя продолжительность жизни превысила 72 года. То есть как раз, наоборот, наблюдается тенденция к увеличению жизненного срока...

— Я бы сказала, год на год не приходится. В том году у нас умерло меньше людей, в этом году — больше. Я бы не ориентировалась на такую статистику...

Как хрустальные вазы

— Вообще надо сказать, что далеко не каждый специалист может быть врачом-гериатром.

— Для этого мало иметь определённый багаж знаний, нужен ещё и индивидуальный подход к людям. В Европе старость называют «третьим возрастом», и он характеризуется особой хрупкостью организма. Мы всегда сравниваем таких людей с хрустальными вазами — такого бережного отношения к себе они требуют. И, соответственно, доктор должен быть не просто грамотным специалистом, прежде всего он должен быть добрым человеком.

— То есть гериатр оказывает пожилому человеку не только медицинскую помощь, но ещё и психологическую, и социальную поддержку?

— Однозначно! Люди в возрасте очень сильно нуждаются в психологической поддержке, потому что, как я считаю, одиночество чаще всего приводит к более быстрому старению.

— А где врачи-гериатры будут работать?

— Как сказано в приказе, они будут и в первичном звене, то есть в поликлиниках. К слову, наш центр паллиативной помощи предполагает 30 гериатрических коек, и у нас есть свой доктор, который занимается этими пациентами. Но он оказывает консультацию и помощь только тем больным, которые к нам поступают. К сожалению, мы не можем охватить весь город. Поэтому такие специалисты обязательно должны быть в поликлиниках и в тех стационарах, где подразумевается гериатрическая помощь.

— Общеизвестно, что за границей люди, выходя на пенсию, только начинают жить — путешествуют, находят себе новые хобби...

— Ой, конечно! У меня даже есть образец для подражания — Мадонна Бьюдер. Она священнослужитель (католическая монахиня. — Ред.). Ей 87 лет. И она 43 раза участвовала в триатлоне: то есть 3,5 километра плывёшь, 42 километра бежишь и ещё 180 километров на велосипеде. 43 раза участвовала! Что я хочу сказать: у человека должно быть желание жить!

— И это я как раз хочу понять. Почему у европейцев пожилого возраста есть вот это желание жить, причём жить активной жизнью, а наши люди, как только вышли на пенсию, готовы умирать. Они выходят из дома только чтобы съездить в больницу...

— Трудно сказать. Я могу выдвигать лишь какие-то свои предположения.

— К чему я это спрашиваю: гериатры или вообще врачи могут на это влиять? И должны ли они это делать?

— Безусловно, это немаловажная роль. Но, поймите, здесь важен и социум. Если мы берём Европу, у них есть центры, где люди пожилого возраста могут собираться по интересам, а где у нас пожилые люди могут собираться? У нас этого нет. Может быть, надо начинать с социума? Кроме того, желание жить — и жить качественно — должно быть изначально у самого человека. Потому что все заболевания, по большому счёту, соматически обусловленные. Это значит, например, что нервы приводят к повышению давления. И что в итоге мы имеем? Инсульт!

Поэтому нельзя делать акцент только на том, что у нас нет специалистов. У нас нет самого понятия окружать заботой человека в пожилом возрасте, понимаете?

— Но вот если в стране этому направлению стали уделять внимание, если у нас появятся такие специалисты, то, может, и в самом обществе произойдут перемены, как думаете?

— Думаю, да. Если на это всё время обращать внимание, говорить, то люди станут по-другому относиться. Может, будет более пристальное внимание к диспансеризации. Но опять-таки возвращаемся к нашему менталитету: за рубежом, если доктор сказал пить таблетки три раза в день, то человек так и будет делать. Скажи нашему — а он сам себе на уме. Мы у пациентов находили препараты под подушкой, так что теперь даём им таблетки, как птенцам. Из-за чего это происходит? Из-за такого отношения к себе! Если в Европе люди своим здоровьем занимаются смолоду, то у нас как? Говорят: «Да зачем мне это нужно?» Так что гериатрическая служба очень нужна.

— А есть статистика, во сколько лет сам человек начинает чувствовать себя старым?

— Есть наблюдение за людьми. К нам приходят женщины 40–45 лет и говорят: «Я уже старая!» Люди сами определяют границы для себя. Почему человек вырабатывается? Потому что он понимает, что он будет делать, когда выйдет на пенсию.

Но я бы не стала возлагать всю эту проблему на одного врача. Безусловно, он тоже должен быть поддержкой, но он не может взять на себя функции социальных работников, которые помогали бы семье.

К нам приходят женщины 40–45 лет и говорят: «Я уже старая!» Люди сами определяют границы для себя

«Мы боимся неизвестности»

— Хотелось бы спросить и о паллиативной помощи. В интернете есть интересные определения направления: «относится к умиранию как к естественному процессу», «не стремится ни ускорить, ни отдалить наступление смерти», «включает духовные аспекты помощи пациентам». Всё в действительности реализуется, или это просто высокие слова? Как на практике это происходит?

— Как написано, так и происходит.

— Вы просто проговариваете с людьми какие-то моменты, связанные со смертью?

— Конечно. Вот сегодня, например, обратилась женщина, муж которой лежит у нас. У него заболевание околоушной железы с метастазами в кости. Её пугает очень многое: он уйдёт, она останется без него, а они 47 лет прожили вместе. И вообще — как это? Я потратила около часа, пока мы с ней не разобрали «по косточкам» все вопросы. Для меня был важен результат. И когда она вышла из отделения, то уже шла с улыбкой. Значит, я смогла ей в чём-то помочь, успокоить. Конечно, это всё не сразу происходит. Так что основная задача паллиативной помощи — это человечность. К пациенту нельзя относиться механически: он пришёл, ты оказал ему медицинскую помощь, он ушёл. Без духовности просто никак.

— Вы сами инициируете такие разговоры с родственниками пациентов или ждёте вопросов?

— Мы сами. Потому что понимаем: человек умрёт, а близкие останутся и ещё долгое время будут носить эту боль. Почему возникает этот страх перед смертью? Потому что мы боимся неизвестности. А если мы знаем, что существует такая ситуация, знаем, как протекает болезнь, что за чем идёт, то в конце концов мы принимаем эту реальность и уже спокойнее реагируем.

— Паллиативная помощь оказывается не только пожилым людям. Можно ли говорить о том, что отношение молодых людей к вопросам смерти отличается от отношения к этому пожилых?

— Нет, человеческая психология одинакова, независимо от возраста.

— В ваш центр съезжаются пациенты со всего Крыма?

— Центр охватывает весь Крым, но на местах в стационарах мы тоже сделали койки. Также приказом определены паллиативные кабинеты при поликлиниках, то есть при первичном звене.

— Всё-таки Симферополь — это центр. Наверняка на периферии люди не получают такой помощи...

— Знаете, в отдалённых районах они сами помогают друг другу. Если Кате плохо, то все её соседки будут о ней заботиться. Там другой менталитет, другое отношение друг к другу. Они привыкли рассчитывать только на самих себя, поэтому они и выносливее. У них есть слово «огород»! Вы что? Посевная-уборочная! Какой болеть? И вот мы возвращаемся к тому, что старость каждый человек определяет сам для себя. Если человек хочет жить, он находит себе и интересы, и любимые занятия.

Есения СИМОНОВА
Фото В. Зайцев, sovetclub.ru
Материал опубликован в газете «Крымский ТелеграфЪ» № 445 от 1 сентября 2017 года

Еще статьи:
Просмотров: 4226 |   Комментарии (0) Дата публикации: 5-09-2017

:: Добавление комментария

Ваше Имя:
Код:
Включите эту картинку для отображения кода безопасности
обновить, если не виден код
Введите код:



Лента новостей

Календарь
«    Март 2020    »
ПнВтСрЧтПтСбВс
 
1
2
3
4
5
6
7
8
9
10
11
12
13
14
15
16
17
18
19
20
21
22
23
24
25
26
27
28
29
30
31
 

Конкурс

Погода


Социальные сети


Гороскоп
   
Архив
Март 2020 (83)
Февраль 2020 (85)
Январь 2020 (71)
Декабрь 2019 (86)
Ноябрь 2019 (87)
Октябрь 2019 (88)