Статьи по rss Крымский ТелеграфЪ в Twitter Крымский ТелеграфЪ в google+ Крымский ТелеграфЪ в Вконтакте Крымский ТелеграфЪ в Facebook
Популярное за месяц
Мнение
Логин Пароль

Крымский приговор Дмитрия Менделеева 3

Д. Менделеев молодой

Если бы в свое время чиновники более пристально прислушивались к людям с фамилией Менделеев, многим крымчанам жить сегодня было бы много проще...

 

Великий химик расценивал свое вынужденное пребывание на полуострове как ссылку, но именно Симферополь стал отправной точкой его стремительной карьеры. И благодарность Крыму за это, не выраженная при жизни, передалась на генном уровне потомкам Дмитрия Ивановича.

 

Путевка в жизнь

«Плохо было жить мне в Симферополе, милые родные, до того плохо, что я старался всеми силами выбраться из Крыма — и, благодаря Богу, выбрался. В Симферополе я не имел порядочного обеда, а платил за него 60 коп. сер., я не имел своего угла — ничего еще нельзя было достать, должен был жить вместе с инспектором, комната которого не топилась — дрова так дороги, что нашему брату не по карману, я не имел ни знакомства, ни книг, ни даже всех своих вещей, которые отправил в Одессу, а потому время текло и скучно, и без пользы. А я чувствовал много еще сил нетронутых, да и здоровье не могло укрепляться в нетопленой комнате...» — вспоминал Менделеев в письмах. Возможно, и так. Но именно в Симферополе Дмитрий Иванович получил путевку в жизнь, ведь тут он узнал, что смертный приговор отменяется...

Современная улица Менделеева в Симферополе

Эффект плацебо?

Благую весть угасающий от чахотки молодой химик услышал от прославленного медика Николая Ивановича Пирогова. Много повидавшему на своем веку Пирогову не нужен был ни рентгеновский аппарат, ни МРТ, чтобы понять, что болезнь молодого человека проистекает не от нездорового петербургского климата и переутомления, а от излишней впечатлительности и богатого воображения.

Биограф Менделеева О. Н. Писаржевский так описал эту встречу: «Пирогов выслушал страстную жалобу своего неожиданного пациента. Это жалоба не столько на болезнь, сколько на терзания от неподвижности, на тоску от бездеятельности. Это крик о неудовлетворенной жажде творчества... Он хорошо знал вспышки внутреннего огня, который подчас судорожно озарял последние минуты угасания. А этот худощавый, бледный юноша бурлил как котелок, у которого плотно закрыта крышка...»

Эту же версию событий тех дней излагает в своей книге и еще один знаток жизни Менделеева М. Беленький: «Дело действительно было в натуре. Диагноз „туберкулез“ Пирогов отверг начисто, обругал Здекауэра немчурой и подарил его письмо переставшему от счастья дышать пациенту: мол, вы, батенька, еще нас со Здекауэром переживете. „А что же тогда кашель, слабость, кровохарканье? Отчего они? — А когда это с вами первый раз случилось? — В начале учебы. Был с товарищами в театре. Певицу бисировали. Итальянку. Сильно кричал... — От восторга, значит, тоже проявляется...“ Пирогов предположил наличие у посетителя неопасной сердечной болезни, в целом же счел недомогание следствием многолетнего душевного смятения, переживаний, которые впечатлительный Менделеев перенес, глядя на смерть близких, а главное — мучительной неопределенности последних лет, прошедших под знаком скоротечной болезни. Доктор дал пациенту советы, которыми, наверное, с радостью воспользовался бы сам: работать всласть, но не переутомляться; побольше гулять и путешествовать и, главное, никогда ни в чём не перечить своей натуре. Пирогов хорошо понимал, кому и что он говорит. Узел действительно развязался просто и быстро: с этого дня замучившая Менделеева болезнь начала отступать».

Из Симферополя Менделеев уезжал, чувствуя себя совершенно здоровым, он был готов к великим свершениям. На протяжении всей своей жизни Дмитрий Иванович неоднократно с великой благодарностью и неизменной почтительностью вспоминал буквально вдохнувшего в него жизнь Пирогова: «Это был врач. Насквозь человека видел и сразу мою натуру понял». Правда особой признательности Крыму за свое преображение Менделеев не выказывал. Расплачиваться за этот отцовский грех пришлось сыну Владимиру, для которого полуостров стал прямо-таки навязчивой идеей...

Воссоединение по-менделеевски

23 декабря 1898 г., через 4 дня после смерти сына, Дмитрий Иванович в предисловии к главному труду его жизни писал: «Погиб мой умница, любящий, мягкий, добродушнейший сын-первенец, на которого я рассчитывал возложить часть своих заветов, так как знал неизвестные окружающим высокие и правдивые, скромные и в то же время глубокие мысли на пользу родины, которыми он был проникнут... Уверенный, что недалеко то время, когда русская мысль и русская воля окрылятся еще более, чем ныне, смелостью совершать мирные дела, полезные родине и всему миру, и убежденный в том, что самая запруда Азовского моря рано или поздно будет осуществлена».

Эти самые «глубокие мысли на пользу родины» Владимира Менделеева заключались в том, что он высказал предложение и разработал проект превращения Азовского моря во «внутреннее русское море» путем сооружения дамбы или, как тогда говорили, запруды.

Владимир Менделеев просто, четко и убедительно ставил задачу, которая из-за глухоты тогдашних чиновников так и осталась нерешенной. А ведь сегодня все могло бы быть куда проще, если бы власть предержащая прислушалась к пророческому менделеевскому решению проблем с логистикой. Правда в качестве «природой данного, кратчайшего для значительной части России и дешевейшего пути, которому принадлежит видная роль как в настоящем, так в особенности в будущем» он рассматривал доступное для судоходства Азовское море. Но это, как говорится, нюансы. Ведь недаром об этом проекте Менделеева вспомнили, когда Крым снова стал российским и возникла насущная необходимость соединить отрубленный от материка Украиной полуостров с материком российским. Несколько лет назад, когда зашла речь о необходимости строительства моста через Керченский пролив, частью инженеров выдвигались предложения построить-таки задуманную Менделеевым запруду «в виде современной дамбы-плотины в бетоне с мостом посередине пролива, где мост выполнен в виде арочной конструкции пролетом 500 м и высотой над проливом около 45 м с опорами краев арки на бетонное тело западной и восточной дамб-плотин». Чем же современные ученые мотивировали необходимость дамбы? А вот чем: «Наличие дамбы-плотины позволит регулировать водосброс из Азовского моря в Черное и предотвратит попадание соленых вод Черного моря в Азовское. Целесообразен монтаж на дамбе-плотине гидроэлектростанции для повышения энергообеспеченности Крыма». Аргументы практически те же, что в проекте Менделеева. Значит, с технической точки зрения его предложение имело вес.

Можно, конечно, оправдывать государственную машину времен Российской империи, не обратившую должного внимания на проект, аргументом вроде: Владимир Менделеев просто опередил свое время. Но с геополитической точки зрения оправданий, увы, не найти. Ведь будь чиновники того времени прозорливее и прими они подарок полуострову от семьи гениев Менделеевых, крымчанам, возможно, и не пришлось бы пережить вынужденную ссылку в чуждое им государство.

Елена БОНДАРЮК
Фото архив «КТ», fastchem.ru
Материал опубликован в газете «Крымский ТелеграфЪ» № 447 от 15 сентября 2017 года

Еще статьи:
Просмотров: 1914 |   Комментарии (0) Дата публикации: 21-09-2017

:: Добавление комментария

Ваше Имя:
Код:
Включите эту картинку для отображения кода безопасности
обновить, если не виден код
Введите код:



Лента новостей

Календарь
«    Октябрь 2019    »
ПнВтСрЧтПтСбВс
 
1
2
3
4
5
6
7
8
9
10
11
12
13
14
15
16
17
18
19
20
21
22
23
24
25
26
27
28
29
30
31
 

Конкурс

Погода


Социальные сети


Гороскоп
   
Архив
Октябрь 2019 (60)
Сентябрь 2019 (87)
Август 2019 (88)
Июль 2019 (89)
Июнь 2019 (84)
Май 2019 (68)