Статьи по rss Крымский ТелеграфЪ в Twitter Крымский ТелеграфЪ в google+ Крымский ТелеграфЪ в Вконтакте Крымский ТелеграфЪ в Facebook
Популярное за месяц
Археология знания
Логин Пароль

Гнев и жертвы Севастополя. Часть первая

Восстановленная усыпальница адмиралов

Листая крымские страницы Гражданской войны...

Очевидцы революционных событий в Севастополе вспоминали: погода в начале 1917 года стояла аномально теплая, можно было любоваться цветущим миндалем, зелеными листьями и появившимися, на радость барышням, одуванчиками... Но эта благодать омрачалась то разговорами об убийстве Распутина и предсказаниями о несчастьях, последующих вслед за этим, то дороговизной и нехваткой продуктов, то участившимися в городе случаями бунтов рабочих, то беспорядками в воинских подразделениях и на флоте. Чувствовалось: грядёт нечто новое, великое, неотвратимое.

1917-й

Весть о том, что император Николай II подписал акт об отречении, вызвала у многих обывателей восторг. «Вот она, долгожданная свобода!» — повторяли горожане, собравшиеся у памятника Нахимову, на Историческом бульваре, и на центральных улицах, где моряки по случаю свержения самодержавия шли парадным маршем. Даже сам командующий Черноморским флотом вице-адмирал Александр Колчак выступил с торжественной речью в Морском собрании. А появившись на заседании городской думы в доме № 6 на Большой Морской, он приветствовал решение распустить полицию и вместо нее учредить народную милицию и флотские патрули. Кроме того, по приказу Колчака из тюрьмы были выпущены все политические заключенные.

Тогда же, по образцу Петрограда, Севастополь начал формировать исполнительные комитеты и советы депутатов. Но вскоре стало понятно, что демократические новации не столько укрепляли обстановку, сколько расшатывали ее. Ведь каждый, как показала практика, понимал свершившееся по-своему. Да и разнообразные политические силы старались оседлать волну преобразований, утвердить новые порядки и прорваться к власти.

Народ дошёл до того что собрался выбросить из усыпальницы под Владимирским собором прах покоящихся там адмиралов: Нахимова, Лазарева, Корнилова... Революционная пропаганда превратила их в контрреволюционеров и символ царского режима. Вместо адмиралов хотели поместить в склеп останки лейтенанта Шмидта, оставившего в истории русской революции мятежное имя крейсера «Очаков» и расстрелянного на острове Березань в 1906 году. Тогда Колчак сделал хитрый ход. Во-первых, организовал торжественное перезахоронение Шмидта. В первых числах мая 1917 года гроб со святыней революции перевезли с Березани в Севастополь, в Покровский собор. Это позволило сбить накал страстей и пресечь разговоры на тему эксгумации адмиралов. Во-вторых, послал донесение Временному правительству о невозможности управлять флотом. Чтобы уладить конфликт, в Севастополь приехал военный и морской министр России Александр Керенский. Визит популярного политика стал поводом для праздника и поспособствовал снижению напряжения. Но ненадолго. 6 июня собрание матросов, солдат и рабочих решило отстранить Колчака от должности командующего флотом. Вышедшие из повиновения солдаты и матросы занялись откровенным мародерством, громя пригородные частные хозяйства.

Горький выбор

После того как 25 октября было свергнуто Временное правительство, к власти устремились большевики и националисты. У каждой из этих сил были свои планы.

Националисты высказывались за помощь Центральной раде, провозгласившей Украинскую народную республику, и подбивали команды кораблей, находившихся в Севастополе, поднимать украинские флаги. В частности, такой флаг был поднят на крейсере «Память Меркурия», что стало причиной конфликта внутри самой команды. Несогласные демонстративно ушли с корабля и унесли бесценную реликвию — Георгиевский флаг, полученный бригом «Меркурий» за геройский подвиг и унаследованный крейсером, названным в честь брига. Впрочем, украинские флаги уже через две недели сменили красные полотнища — большевики активно подминали ситуацию под себя, понимая всенародную власть как свою диктатуру.

А еще через несколько дней в город вернулся 1-й Черноморский революционный отряд, отправленный на Дон для подавления антибольшевистского мятежа, поднятого генералом Калединым. В отряде были потери, и севастопольцы, пожалуй, раньше всех хлебнули того горя, которое вскоре станут называть Гражданской войной.

Желание отомстить заставляло искать виновных. Их нашли среди офицеров, «ведь они не могут не сочувствовать своим собратьям на Дону», считали матросы. Расправу начала команда эсминца «Гаджибей». Арестовали шестерых своих офицеров, отвели на Малахов курган и расстреляли. В течение нескольких дней казни следовали чередой: председатель военно-морского суда генерал-лейтенант Кетриц, командир порта вице-адмирал Новицкий, контр-адмирал Александров, контр-адмирал Каськов... Всего около 30 человек.

Тогда же в Крыму начались столкновения большевиков как с отрядами, поддерживающими старый режим, так и с местными националистами. А у обывателей остался печальный выбор: терпеть террор — либо большевистский, либо националистический.

Виктор ПОПОВСКИЙ
Фото архив «КТ»
Материал опубликован в газете «Крымский ТелеграфЪ» № 449 от 29 сентября 2017 года

Еще статьи:
Просмотров: 684 |   Комментарии (0) Дата публикации: 4-10-2017

:: Добавление комментария

Ваше Имя:
Код:
Включите эту картинку для отображения кода безопасности
обновить, если не виден код
Введите код:



Лента новостей


Календарь
«    Декабрь 2017    »
ПнВтСрЧтПтСбВс
 
1
2
3
4
5
6
7
8
9
10
11
12
13
14
15
16
17
18
19
20
21
22
23
24
25
26
27
28
29
30
31

Конкурс

Погода


Социальные сети


Гороскоп
   
Архив

По номерам газеты

Декабрь 2017 (35)
Ноябрь 2017 (85)
Октябрь 2017 (93)
Сентябрь 2017 (87)
Август 2017 (96)
Июль 2017 (88)