Статьи по rss Крымский ТелеграфЪ в Twitter Крымский ТелеграфЪ в google+ Крымский ТелеграфЪ в Вконтакте Крымский ТелеграфЪ в Facebook
Популярное за месяц
Археология знания
Логин Пароль

Гнев и жертвы Севастополя. Часть вторая

Листая крымские страницы Гражданской войны

Кровавые столкновения во многих местах начались в первые же дни 1918 года. Усугубляла положение негативная социальная обстановка: денег у людей не было, продуктов тоже, масса безработных и бездомных...

1918-й

В Феодосии власть революционных комитетов устанавливается 4 января, в Керчи — 6-го. Затем ареной ожесточенных боев становятся Евпатория и Ялта. В частности, в ночь на 9 января в Ялте матросы прибывшего из Севастополя эсминца «Гаджибей» вступают в сражение с эскадронцами (так называли крымскотатарских националистов). Город не раз переходит из рук в руки. Очевидец свидетельствовал: «Паника создалась невообразимая: застигнутые врасплох жители бежали в одном белье, спасаясь в подвалах, где происходили душераздирающие сцены. На улицах форменная война: дерутся на штыках, валяются трупы, течет кровь. Начался разгром города». Ялта в конце концов была взята матросами.

Пожалуй, самый крупный бой большевиков и националистов произошел 11 и 12 января под Севастополем, у Камышловского моста, куда выдвинулись эскадронцы. По разным оценкам, в том бою участвовало от семи до одиннадцати тысяч человек, и эскадронцы были разбиты. Преследуя их, большевики заняли Бахчисарай и направились в Симферополь, где уже начались стычки между красногвардейцами, базой которых был завод «Анатра», и эскадронцами. В ночь с 13 на 14 января в город вступили севастопольские красные отряды. Лидер националистов Номан Челебиджихан был арестован и впоследствии казнён. Также казнили часть эскадронцев и русских офицеров, пленённых в Симферополе.

Впрочем, повальные аресты и казни совершались повсюду. И масштабы расстрелов были уже совсем иные — счет шел на сотни человек. В Севастополе на линкоре «Борец за свободу» (бывший знаменитый броненосец «Потемкин») собрались судовые комитеты и постановили: «заставить буржуазию опустить голову вплоть до поголовного истребления буржуев». В первую очередь удар обрушился на офицеров, даже тех, кто был давно в отставке. Арестованных, среди которых были и священники, и врачи, и старики, расстреляли в районе нынешней площади Восставших. Также расстрелы совершались на берегу Стрелецкой бухты и в Карантинной балке. Тела убитых свозили на Графскую пристань, на барже вывозили в море и, привязав груз, топили.

А через несколько недель на подступах к Крыму уже были немцы, которые поддерживали вновь объявившихся националистов. Правда в первую очередь украинских. Когда 19 апреля советские войска оставили Перекоп, правительство провозглашенной незадолго до этого Советской Социалистической Республики Таврида бежало, но эскадронцы большевистских лидеров поймали и ликвидировали. Одновременно последовала новая вспышка национального террора по всему побережью, от Ялты до Феодосии.

Вид с моста на место, где произошёл бой большевиков и эскадронцев

В Севастополе же началась подготовка к выводу флота в Новороссийск, чтобы он не достался врагам советской власти, ведь Центральная рада, вернувшаяся в Киев вместе с германской армией, настаивала, что это — собственность Украинской народной республики. И, чтобы выиграть время, необходимое на подготовку к эвакуации, красные части из Севастополя и Евпатории почти неделю вели бои с немцами возле станции Альма в Бахчисарайском районе.

Активизировались и агитаторы-националисты проукраинского толка, призывавшие поднять на флоте жовто-блакитные флаги. Мол, тогда немцы не будут входить в Севастополь. Но предательство не свершилось: команда эсминца «Керчь» подняла сигнал «Позор и продажа флота». Было принято решение немедленно отходить в Новороссийск. Причем не под красными, а под Андреевскими флагами. Это произошло в ночь с 29 на 30 апреля, когда немцы уже вышли на Северную сторону Севастополя.

Главнокомандующий оккупационными войсками фельдмаршал Эйхгорн предъявил ультиматум с требованием вернуть флот и грозил наступлением на Советскую республику по всему фронту. Официально советское правительство подчинилось, но был и тайный приказ: затопить корабли. В итоге несколько кораблей ушли обратно в Севастополь, а те, что остались в Новороссийске, подняли сигнал «Погибаю, но не сдаюсь». Часть из них была потоплена торпедами эсминца «Керчь», другие взрывали минёры.

Немцы в Севастополе надолго не задержались. Германия проигрывала войскам Антанты и принялась выводить из Крыма свои силы. На смену пришли новые интервенты: англичане, французы, итальянцы... Их встречали как дорогих гостей, ведь ожидалось, что грядет избавление от поборов, от репрессий, от нужды. Эти иллюзии вскоре рассеялись.

Подготовил Виктор ПОПОВСКИЙ
Фото архив «КТ», Sungoesdowning.ru
Материал опубликован в газете «Крымский ТелеграфЪ» № 450 от 6 октября 2017 года

Еще статьи:
Просмотров: 749 |   Комментарии (0) Дата публикации: 11-10-2017

:: Добавление комментария

Ваше Имя:
Код:
Включите эту картинку для отображения кода безопасности
обновить, если не виден код
Введите код:



Лента новостей


Календарь
«    Декабрь 2017    »
ПнВтСрЧтПтСбВс
 
1
2
3
4
5
6
7
8
9
10
11
12
13
14
15
16
17
18
19
20
21
22
23
24
25
26
27
28
29
30
31

Конкурс

Погода


Социальные сети


Гороскоп
   
Архив

По номерам газеты

Декабрь 2017 (38)
Ноябрь 2017 (85)
Октябрь 2017 (93)
Сентябрь 2017 (87)
Август 2017 (96)
Июль 2017 (88)