Статьи по rss Крымский ТелеграфЪ в Twitter Крымский ТелеграфЪ в google+ Крымский ТелеграфЪ в Вконтакте Крымский ТелеграфЪ в Facebook
Популярное за месяц
Мнение
Логин Пароль

Крым как момент истины

Антон Фролов-Багреев – верхний ряд, в центре

Истории из жизни отца Советского шампанского Антона Фролова-Багреева

На полуострове история древнего и весьма известного в Российской империи рода могла прийти к концу, однако оказалось, это только начало грядущей славы, известности, которая ничуть не померкла спустя десятилетия.

«Гардиан» говорит...

Не так давно уважаемая в Великобритании газета Guardian разразилась откровением. Мол, западные санкции помогут возрождению производства шампанского на полуострове и его пищевой промышленности в целом. В связи с «русской надеждой на возрождение» упоминалось имя Антона Фролова-Багреева, который «в 20-е годы прошлого столетия разработал уникальный рецепт советского шампанского». И далее: «В отличие от французского, которое выдерживают в индивидуальных бутылках больше года, советскому игристому вину достаточно 1–3 месяцев. Крымские виноделы до сих пор используют этот метод. И, возможно, эта быстрота цикла и окупаемость позволят винам Крыма принести бюджету РФ ощутимый доход». Так славная история рода Фроловых-Багреевых получила неожиданное продолжение. А ведь злой рок так часто испытывал это семейство, что, чисто теоретически, на какой-либо счастливый финал надеяться не стоило...

Ялтинская трагедия

Сегодняшнему поколению крымчан рассказывают о «ялтинской голгофе», где в 1920-м были расстреляны сотни обывателей, показавшихся большевикам неблагонадежными. Мол, «дорога к ней, по описанию О. В. Ткачевой в повести „Помню наш дом“, была усеяна медальонами, крестиками и другими мелкими предметами. Гонимые на смерть, бросая их на дорогу, видимо, надеялись, что по этим следам их родные, близкие и просто жители города найдут их могилы».

Правда на планах города голгофа эта, как место массового захоронения, не обозначена. Зато обозначена в людской памяти. По мнению многих знатоков прошлого, можно считать вполне достоверным тот факт, что трагедия происходила на даче местного нотариуса Алексея Федоровича Фролова-Багреева, дяди будущего известного советского шампаниста.

Кто такой классовый враг?

Алексей Федорович в ялтинских списках обреченных «буржуев» значился под номером 242. А «буржуй» он был еще тот...

Из официальных и полуофициальных источников об истории рода и биографий:

«Алексей Федорович Фролов-Багреев (1855–1920), уроженец Санкт-Петербурга, происходил из старинного дворянского рода, один из предков которого, татарский хан Багрим, женился на боярышне из рода Рюриковичей, получил русское дворянство и в придачу фамилию жены Фролов. Их потомки уже носили двойную фамилию Фроловы-Багреевы».

«Первое колено (1233–1266).

1. „муж честен“ Лев Иванович

Лев Иванович — „муж честен“, то есть муж знатного, благородного происхождения, выходец из Пруссии... От „мужа честна“ Льва ведут свое происхождение Фроловы...»

«Фамилия Багреев образована от прозвища Багра, которое восходит к прилагательному со значением „багровый“. Это прозвище было связано с внешними особенностями предка — на Руси багровый цвет лица ассоциировался с гневом, вспыльчивостью, несдержанностью и т. п.»

По описаниям старейших работников горнолесного заповедника, процитированных сразу в нескольких монографиях разных авторов, дом Фролова-Багреева «Багреевка» находился на седьмом километре Псарского (ныне Бахчисарайского шоссе), совсем рядом с его крутым поворотом. «Как и все дома в лесной санитарной зоне, он был строго регламентирован по высоте и в материале, представляя собой двухэтажное деревянное сооружение на массивном бутовом цоколе, с большой деревянной верандой. Перед ней был разбит небольшой цветник, а вокруг — чаировый сад среди старых вековых сосен. В низине находился глубокий бетонный водозаборный бассейн, очевидно, из тех, что создавались на пути водовода, проложенного к дачам Исара из казенного источника „Припигади“».

Такое происхождение и стиль жизни стали преступлением...

Если бы не рабочие

Анкеты А. Ф. Фролова-Багреева в деле, сшитом кроваво-красными нитями, не было. Но все же представление об этом человеке составить можно.

Из книги Льва Абраменко «Последняя обитель. Крым, 1920–1921 годы»:

«Он (Фролов-Багреев) показал, что в его доме на ул. Милютинской, 2, поселились комиссары. Он же вынужден был находиться в доме его знакомого Волгранинова. Нотариальная контора не работает. Он ничего не зарабатывает, хоть его нотариальный стаж составляет более 30 лет. Никаких сбережений он не имеет. Его квартиры в Ялте заняты чужими людьми и дохода от сдачи их в аренду нет. Одних поселил он сам, других поселили дворники, когда его не было в Ялте. Показал также, что он имеет дачу по Исарскому шоссе, в которой давно не был, и усадьбу на ул. Симферопольской (ныне ул. Свердлова), 5. В пос. Гурзуф также имеет усадьбу, а в пос. Ай-Василь — сад. Он назвал свой последний адрес: ул. Воронцовская, 26. Свои показания дополнил письменной просьбой отпустить его под подписку хоть на некоторое время, поскольку он человек немолодой, болен, никуда выезжать не собирается, все свое имущество он утратил и утаивать ему нечего. О своих родственниках и близких, в частности об известной в Ялте личности — брате Михаиле, ничего не говорил и записей о них в протоколе нет. На первой странице протокола допроса Фролова-Багреева с едва заметными карандашными записями его показаний четко выделяется крупнолитерная вычурная резолюция Чернабрывого без даты: „Расстрелять“».

Кстати, «известная в Ялте личность — брат Михаил» — и есть отец прославленного в Советах шампаниста. Михаил Федорович был производителем работ отряда по устройству переселенческих участков Западной Сибири, титулярным советником в городе Омске. Под конец служебной карьеры его назначили управляющим государственными имуществами Тобольской губернии. А потом он переехал в Ялту, к родному брату Алексею, где вошел в состав городской управы и стал организатором строительства первого в Крыму водопровода, который, кстати, работает по сей день. В своих воспоминаниях в журнале «Крымский архив» уже упомянутая Ольга Ткачёва засвидетельствовала, что Михаил Фёдорович Фролов-Багреев не смог пережить смерть брата Алексея, произвола новой власти и в возрасте 67 лет в 1921 году умер от инфаркта.

Его сын, тот самый советский шампанист, в это сложное время тоже мог погибнуть. В 1919 году Антон Михайлович оказался в Абрау-Дюрсо, в качестве заведующего производством. Рассказывают следующее. Однажды вооруженный отряд пролетариев потребовал от заведующего выдать все запасы вина. Фролов-Багреев ответил категорическим отказом. И был приговорен к расстрелу. Будущего отца Советского шампанского спасли рабочие хозяйства, они буквально отбили своего руководителя от представителей властей, спрятали его за винными бочками, а затем написали петицию о чинимых безобразиях. Ответ не заставил себя ждать: самоуправство было приказано прекратить. Не защити рабочие своего начальника, история не имела бы продолжения и сегодня на Новый год мы пили бы совсем иное шампанское...

Елена БОНДАРЮК
Фото Архив «КТ»
Материал опубликован в газете «Крымский ТелеграфЪ» № 460 от 15 декабря 2017 года

Еще статьи:
Просмотров: 1091 |   Комментарии (0) Дата публикации: 21-12-2017

:: Добавление комментария

Ваше Имя:
Код:
Включите эту картинку для отображения кода безопасности
обновить, если не виден код
Введите код:



Лента новостей

Календарь
«    Ноябрь 2018    »
ПнВтСрЧтПтСбВс
 
1
2
3
4
5
6
7
8
9
10
11
12
13
14
15
16
17
18
19
20
21
22
23
24
25
26
27
28
29
30
 

Конкурс

Погода


Социальные сети


Гороскоп
   
Архив
Ноябрь 2018 (49)
Октябрь 2018 (88)
Сентябрь 2018 (81)
Август 2018 (85)
Июль 2018 (84)
Июнь 2018 (83)