Статьи по rss Крымский ТелеграфЪ в Twitter Крымский ТелеграфЪ в google+ Крымский ТелеграфЪ в Вконтакте Крымский ТелеграфЪ в Facebook
Популярное за месяц
Логин Пароль

Суриков: эпоха открытий

В. И. Суриков

24 января — 170 лет со дня рождения русского художника, автора масштабных исторических полотен и жизнеутверждающих крымских пейзажей

В эти дни крымскими полотнами Василия Сурикова любуются на его родине, в Красноярске — в рамках XII Зимнего суриковского фестиваля искусств и творческого сотрудничества с Красноярским художественным музеем в постоянную экспозицию включены «Крым. Скалы в Симеизе», «Крым. Пейзаж с Форосской церковью Воскресения Христова», «Прибой».

Случайности и закономерности

Сюжеты у Сурикова рождались случайно. Об этом неоднократно говорится в биографии Мастера, записанной Максимилианом Волошиным: «Да, вот у меня было так: я жил под Москвой на даче, в избе крестьянской. Лето дождливое было. Изба тесная, потолок низкий. Дождь идет, и работать нельзя. Скушно. И стал я вспоминать: кто же это вот точно так же в избе сидел. И вдруг... Меншиков... сразу все пришло — всю композицию целиком увидел. Только не знал еще, как княжну посажу. ...А то раз ворону на снегу увидал. Сидит ворона на снегу и крыло одно отставила, черным пятном на снегу сидит. Так вот этого пятна я много лет забыть не мог. Потом боярыню Морозову написал. Да и „Казнь стрельцов“ точно так же пошла: раз свечу зажженную, днем, на белой рубахе увидал, с рефлексами».

Увы, к великому сожалению, биография эта не была издана при жизни Волошина, текст впоследствии сократили вдвое и, что называется, вслепую определили иллюстративный материал. Мол, «в наследии поэта не сохранилось списка иллюстраций». В итоге, особо наглядными для расшифровки наблюдений и замечаний биографа посчитали автопортрет Сурикова, написанный в 1913 году (в тот самый год, когда художник рассказывал Волошину историю своей жизни) и семь программных картин мастера с фрагментами. На Крыме внимания не акцентировали. Хотя Волошин, по понятным причинам, наверняка, этого бы не одобрил. Ведь и в судьбе Максимилиана Александровича, как, впрочем, и в судьбе Василия Ивановича полуостров сыграл немаловажную роль. Крым — как раз тот сюжет, который в их творчестве был не случайным, а вполне себе закономерным.

Крымский пейзаж. 1907 год

Полуостров божественного вдохновения

Первый раз Суриков побывал на полуострове в 1907 году. Тот год вообще стал для Василия Ивановича годом его «великих открытий»: он вступил в «Союз русских художников», покинув ряды «Товарищества передвижников», выступил в роли «многостаночника» (работал над эпохальным полотном «Степан Разин» и, параллельно, над еще несколькими, не менее эпохальными картинами) и, наконец, отправился туда, где давно уже планировал побывать, на юг России. Свои планы он раскрыл брату. 18 июля написал в адресованном в родной Красноярск письме: «Еду сегодня с Леной (дочь художника — Ред.) в Крым. Никогда там не бывал. Приеду в начале сентября...». Кстати, Крым стал для них с дочерью своеобразным компромиссом, что следует из предыдущих посланий родственникам. Сам Василий Иванович хотел домой, в Красноярск, Лена — на Кавказ, «воды попить». Получилось «не вашим, не нашим». Но они не пожалели...

Наталья Кончаловская, внучка художника, мать известного всем и каждому гуру российского кинематографа Никиты Михалкова писала: «Крым показался Сурикову ослепительным, он наслаждался купанием, солнцем, дальними прогулками в горы и написал множество акварелей в Гурзуфе и Симеизе».

За первой поездкой в Крым последовали вторая, третья, четвертая... Как только наступало сырое московское лето они с Еленой садились в поезд, следующий до Севастополя. А потом ехали дальше, на Южный берег.

По акварельным работам художника можно наблюдать географию его маршрутов. Суриков побывал в Симензе, Форосе, Алупке, Гурзуфе, Ялте.

На родину брату Суриков писал теперь вполне жизнерадостные письма: «Мы с Леной здорово загорели, написал штук 20 этюдов крымских — ярких по краскам. Там всё время солнце. Ехали взад и вперёд от Севастополя на лошадях до Алупки. Назад в Севастополе останавливались. Смотрели панораму Севастопольской обороны в 1854 году. Потом аквариумы с морскими рыбами. Потом памятники: Нахимову, Корнилову и другим, погибшим на бастионах. Здесь же видели и броненосцы с подводными лодками в гавани. Очень Севастополь интересен. Урожай фруктов, как на грех, большой был, а есть вдоволь опасаются ввиду холеры. Беда, да и только». Большинство крымских работ выполнены маслом. И это не только пейзажи, но и масштабный по-импрессионистки легкий и воздушный портрет дочери и еще целый ряд портретных работ. В Крыму появились и динамичные бытовые зарисовки, которые художник делал на перспективу, как задумки новых масштабных работ. Среди них «Урок верховой езды», «Чистильщик обуви», «Извозчик в Крыму», «Греческий рабочий» «Офицер с дамой». Все это наблюдения из жизни, исторические свидетельства того, какими были курорты полуострова в начале прошедшего столетия.

А в респектабельном имении Ольги Соловьевой Суук-Су Суриков написал панно на всю стену второго этажа по мотивам легенды о новгородском купце Садко. Увы, этот шедевр уже не увидеть — в 1941 году панно было уничтожено фашистами вместе со зданием, которое оно украшало...

Ну, и как тут поверишь критикам, которые часто говорят об этом периоде творчества Сурикова, как о «лебединой песне». Сам художник, будь он жив, наверняка возмутился бы таким наветом. Сказал бы: «Просто в Крыму я стал другим, ощутил светлое божественное вдохновение, у меня словно открылось второе дыхание...»

Клад в сундуке

Из Крыма Василий Иванович привез настоящее богатство — целый сундук сокровищ. Об этом сундуке упоминают и Максимилиан Волошин, и Игорь Грабарь (русский советский живописец, реставратор, искусствовед, теоретик искусства, просветитель, музейный деятель, педагог, профессор — Ред.).

На последних страницах уже упомянутой монографии Волошин повествует о том, как однажды Суриков показывал ему свой «большой старый кованый сундук, в котором хранились рисунки, эскизы, бумаги, любимые вещи. «Когда раскрывался сундук, — раскрывалась его душа», — пишет Максимилиан Александрович. И, отмечает, что именно эти «тяжелые свертки масляных этюдов и подклеенные листики карандашных и акварельных эскизов» должны были бы составить «главное иллюстрационное содержание настоящей книги».

Грабарь, как человек знающий цену искусству и в буквальном смысле и в материальном исчислении, рассказал иную историю, которая, пересказанная на разные лады, в различных научных работах, искусствоведческих очерках и новомодных блогах, приобрела несколько анекдотичный характер.

Дело было так. Как-то раз Грабарь привез к Сурикову одного коллекционера. Суриков встретил гостей чрезвычайно радушно. Стал показывать этюды из «сундука сокровищ». Господин восхищался и надеялся, что-то приобрести по сходной цене, поэтому наконец решился спросить о что-почем. Василий Иванович озвучил сумму в 5000 рублей. Потенциального покупателя это шокировало. «Разве можно так высоко оценивать такой крошечный этюдик?» — пролепетал он. А Грабарь попросил: «Уступите, Василий Иванович». «И хотел бы, да имя не позволяет!» — ответствовал Суриков.

Елена БОНДАРЮК
Фото surikov-dom.com
Материал опубликован в газете «Крымский ТелеграфЪ» № 465 от 26 января 2018 года

Еще статьи:
Просмотров: 663 |   Комментарии (0) Дата публикации: 1-02-2018

:: Добавление комментария

Ваше Имя:
Код:
Включите эту картинку для отображения кода безопасности
обновить, если не виден код
Введите код:



Лента новостей

Календарь
«    Февраль 2018    »
ПнВтСрЧтПтСбВс
 
1
2
3
4
5
6
7
8
9
10
11
12
13
14
15
16
17
18
19
20
21
22
23
24
25
26
27
28
 

Конкурс

Погода


Социальные сети


Гороскоп
   
Архив
Февраль 2018 (49)
Январь 2018 (62)
Декабрь 2017 (88)
Ноябрь 2017 (85)
Октябрь 2017 (93)
Сентябрь 2017 (87)