Статьи по rss Крымский ТелеграфЪ в Twitter Крымский ТелеграфЪ в google+ Крымский ТелеграфЪ в Вконтакте Крымский ТелеграфЪ в Facebook
Популярное за месяц
Логин Пароль

В поисках своей земли

12 февраля — 261 год со дня рождения поэта, драматурга, сатирика, члена РАН Василия Капниста

Крымчанам Капнист известен как первый человек, заговоривший о том, что достопримечательности и древности Тавриды нужно не только изучать, но и охранять.

Семейные легенды

12 февраля — тот день, когда можно и должно отмечать юбилей Василия Васильевича Капниста, человека, понимавшего Крым и не единожды его прославившего. Это, так сказать, официальная дата. И ничего тут не поделаешь. Хотя стоит упомянуть, что сам Капнист точной даты своего рождения не знал. Так уж получилось. А если верить исследователям, всю жизнь тщательно копавшимся в архивах, чтобы установить истину, получается, что на самом деле Василий Капнист родился 23 февраля, причем не 1757 года, а 1758-го, то есть ровно 260 лет назад. Об этом в частности писал в своей статье Д. С. Бабкин, усмотревший причину путаницы с датами в загадочности происхождения светила российской словесности.

Согласно семейным легендам рода Капнистов, отцом Василия Васильевича Капниста являлся венецианский дворянин, грек по национальности. И фамилия его звучала никак не «Капнист», а «Капнисси». Но так уж вышло, что десяти лет от роду, в 1711 году, он прибыл вместе с отцом на территорию Российской империи, в город Изюм. Отец вскоре умер. Сироту усыновил бездетный украинский сотник Павлюк, для которого выговорить витиеватое «Капнисси» было слишком сложно, но он не заморачивался, как мог так и произносил. С легкой руки приемного отца Капнист-старший стал эдаким сухопутным джентльменом удачи, связал свою жизнь с военными походами.

Софья Васильевна Капнист-Скалон (дочь В. В. Капниста) в своих мемуарах пишет: «Дед мой, Василий Петрович К [апнист], отважный воин, сделавшийся известным с Малороссии, был родом грек; начал службу свою под знаменами Петра Великого в несчастный Прутский поход, неоднократно разбивал партии крымцев и ногайских татар, ...потом в 1736 году он находился в Крымском походе под начальством графа Миниха и за оказанное мужество пожалован полковником миргородским».

История с рождением сына не от той женщины, на которой он был женат, кажется вполне логичным продолжением прочих боевых подвигов Василия Петровича. Представители рода Капнистов из поколения в поколение передавали предание, что Василия родила пленная турчанка Сальма, которая после смерти возлюбленного в Пруссии в августе 1757 года, бросилась со скалы. Сальма, естественно, погибла, а отец ее проклял род Капнистов до седьмого колена. Правда, к счастью, над Василием Васильевичем это проклятие не довлело вовсе.

Ещё до Шлимана Капнист искал следы гомеровских героев в Балаклаве

Прелести реальные и сомнительные

Биографы непременно акцентируют внимание на том, что Капнист был «первым из поэтов Империи, посвятивших хвалебные оды русскому Крыму». Мол, произошло это почти сразу после присоединения Крыма к России, в 1784 году. Правда, как правило, не упоминается, что поэтический перл «На завоевание Тавриды» так и остался незаконченным, в сборники произведений Капниста не включается и не разбирается исследователями на строфы во всякого рода научных исследованиях и статьях. В Крым, кстати, тогда Капнист тоже не поехал, хотя его брат, ставший счастливым обладателем имения в Судакской долине у горы Узун-Кыр (Низкая гора), многократно приглашал знаменитого родственника.

Недоделанная ода, неосуществленное путешествие... Одним словом, Капнист насчет Крыма еще сомневался. Именно так можно охарактеризовать отношение просвещенного литератора к полуострову в восьмидесятые годы XVIII столетия. Причины такого недоверия к новым землям становятся понятны из текста письма от 2 ноября 1786 года, которое Капнист адресовал супруге: «Дорогая моя, напиши мне, где мой брат? Что о нем слышно? Я ему напишу, чтобы он уезжал из Крыма, ибо оставаться там теперь очень опасно, ежели война действительно неизбежна». То бишь Василий Васильевич верил в слухи о скором начале войны с Турцией.

Между тем Петру Васильевичу в Крыму жилось не так уж и плохо. В чем Василий Васильевич убедился, все-таки посетив Крым, правда много лет спустя, в 1803 году. С. В. Капнист-Скалон вспоминала: «Обед наш был простой, но вкусный, и вместо дорогих вин подавались всегда выторочки из домашнего судацкого вина (у нас в то время был сад в Крыму)...»

Капнистова Греция

Капнист не был патриотом (грубо говоря, он и русским-то не был). Написал комедию «Ябеда», где выступил с обличениями коррупции в судах, создал «Оду на поэтическую лесть», в которой обличил злоупотребление монархической властью и вознегодовал на «лиры», прославляющие Наполеона, Петра I и Екатерину II... Из-под его пера вышло много чего весьма едкого и неудобного для властей предержащих. Дочь свидетельствует, что если бы ему не досталась в наследство «малая Родина», Обуховка, то он мог бы и в Америку уехать. Одним словом, либерал. Однако Крым в конце концов показался Капнисту занятным. Его он воспринял как продолжение своей настоящей родины — Греции.

За несколько десятилетий до Генриха Шлимана Капнист принялся доказывать реальность существования гомеровских героев и искать их следы, причем не где-нибудь, а в Крыму.

В «Одиссее» бухта разбойных листригонов (в греческой мифологии народ великанов-людоедов) описана следующим образом: «В славную пристань вошли мы: ее образуют утесы, Круто с обеих сторон подымаясь и сдвинувшись подле Устья великими, друг против друга из темныя бездны Моря торчащими камнями, вход и исход заграждая...»

Подобное описание не только у Капниста, но и у целого ряда ученых того времени (К. Бэр, К. Риттер, Д. де Монпере), вызвало вполне определенные ассоциации. Все они утверждали, что речь идет об уникально замаскированной с моря Балаклавской бухте. Капнист написал две статьи текстуальных раскопок Гомера, но реальные следы пребывания древнегреческого героя в Крыму, увы, так и не обнаружил.

Зато, побывав в Таврической губернии в 1819 году, Капнист не постеснялся обратиться с письмом к министру народного просвещения князю А. Н. Голицыну, где указал высокопоставленному чиновнику о том, что наблюдал в Крыму «беспрестанное истребление состоящих там остатков древних зданий и твердынь». Положение дел Капнисту представлялось критическим, почти безнадежным. Он предостерегает обличенных властью людей: «Малейшее упущение времени и коснение в принятии нужных мер осторожности лишит и самых усердных изыскателей последнего средства к открытию древностей». К Капнисту прислушались, письмо возымело действие. В 1820 г. в Крым были направлены академик Г. Кёлер и архитектор Паскаль для принятия надлежащих мер...

Капнист был удовлетворен. Однако не полностью. Теперь он всем сердцем желал «посюсторонне» переселиться в Тавриду...

Елена БОНДАРЮК
Фото Архив «КТ», prodamknigu.com
Материал опубликован в газете «Крымский ТелеграфЪ» № 467 от 9 февраля 2018 года

Еще статьи:
Просмотров: 1000 |   Комментарии (0) Дата публикации: 12-02-2018

:: Добавление комментария

Ваше Имя:
Код:
Включите эту картинку для отображения кода безопасности
обновить, если не виден код
Введите код:



Лента новостей

Календарь
«    Февраль 2018    »
ПнВтСрЧтПтСбВс
 
1
2
3
4
5
6
7
8
9
10
11
12
13
14
15
16
17
18
19
20
21
22
23
24
25
26
27
28
 

Конкурс

Погода


Социальные сети


Гороскоп
   
Архив
Февраль 2018 (59)
Январь 2018 (62)
Декабрь 2017 (88)
Ноябрь 2017 (85)
Октябрь 2017 (93)
Сентябрь 2017 (87)